Александр Бородин — Ноктюрн для фортепиано («Маленькая сюита»)

Малоизвестная, очень красивая пьеса для фортепиано с ярким лирическим образом ночной природы. Опера Бородина — русского композитора ХIХ века, участника «Могучей кучки» — «Князь Игорь» известна и любима во всем мире, симфонии в репертуаре всех оркестров, а фортепианное творчество играется намного реже.

Обратите внимание на ноты для фортепиано Ноктюрна Бородина, и на всю Маленькую сюиту в целом. Это цикл из 7 пьес для среднего/продвинутого уровня, и особенно для 5-7 классов ДМШ. В строении образа природы и в использовании выразительных средств Ноктюрн Бородина перекликается со знаменитым Ноктюрном Эдварда Грига, созданным позже. Здесь и скрытая мелодия, и романтические септаккорды, и замирания на ферматах, и переклички голосов, и все это музыкальное богатство нежной красоты — в формате фортепианной миниатюры, на двух страницах.

Коллеги и родители учащихся музыкальных школ, а также взрослые пациенты! Ноктюрн Бородина — незаигрнная красивая русская музыка для фортепиано, идеальный вариант:

— на экзамен, фортепианный концерт и просто в репертуар перспективному пациенту ДМШ от 10 лет и выше
— на детский фортепианный конкурс как «пьеса русского композитора 19 века», как «пьеса лирического содержания»
— взрослым учащимся среднего и продвинутого уровней на игру хорошей музыки с важными техническими задачами

Лирический таинственный образ ночной природы, созданный Бородиным, потребует от нас мастерства в использовании выразительных средств фортепиано, работы над фразировкой и оттенками звука.

Главная техническая задача в Ноктюрне — ясное проведение мелодии правой рукой, ее звуковое «стереофоничное» отделение от аккордового аккомпанемента в этой же руке, и возвышение над басами левой. В обеих руках, таким образом, проводится работа с весом руки и отдельных пальцев.

В партии правой руки мы встречаем тот частый тип фактуры, где мелодия ведется «слабым» мизинцем, на который необходимо добавить веса — и одновременно «спрятать» грузный первый палец, ограничить его по естественному весу. Не будем стесняться одновременно с игрой пропевать мелодию, не беда, что слегка фальшиво и не всегда музыкально, это большая помощь, чтобы ее слышать.

Отдельную работу над весом и выразительностью проделаем в левой руке. Здесь тоже все сложно. Сыгранные бездумно неумелой рукой, басы будут немузыкально громыхать. Но как только мы попробуем уменьшить звук — он рискует вообще пропасть. Найти правильное равновесие, добиться скромного, мягкого, но бархатного аккомпанемента в левой руке, в который как бы погружается мелодия правой — наша главная техническая задача в Ноктюрне. Этот же челлендж мы встретим позже и в Ноктюрне Грига.

Помимо аккомпанемента, партия левой руки представляет особую сложность в плане фразировки и музыкальной выразительности там, где ей доверены соло — в середине пьесы, и особенно в заключительном разделе (две последние строки). Здесь в левой руке звучат две фразы с повышенной технической трудностью: выделить мелодию, захватив далекий ре-бемоль большой октавы и аккомпанируя аккордами правой руки.

Первую ноту каждой фразы — си бемоль малой октавы — я при игре захватываю правой рукой вместо левой, одновременно с аккордом, и конечно выделяя звуком эту ноту сильнее, чем аккорд. Остальную фразу играю, как и написано, левой рукой. Рекомендую такой способ не только тем, у кого маленькая рука, а вообще для ясного исполнения и выделения ведущей мелодии в заключительном разделе, «зажатой» между басом и аккордами аккомпанемента.

Один комментарий

  • Татьяна.

    Благодарю, Вас Мария! Давно не заглядывала к вам на страницу. и снова познакомилась с красивой музыкой. И послушала Вас. Ваши комментарии к пьесам бесценны. Благодарю, Вас!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *